Феномен тайны дружбы Путина и Ротенберга

В связи с тем, что в российских и иностранных СМИ стали появляться различные информационные вбросы о президенте В.В. Путине: о повышении налогов, офшорах, о его друзьях и коллегах и еще много всяких «сказочных» новостей, которые внезапно появляются, а потом также внезапно растворяются.

Мы решили взять интервью у человека, который сможет развеять многие домыслы, не понаслышке знает о тайне дружбы между борцами, а также сможет прояснить вопрос о дружбе Путина и Ротенберга.

Усынин Анатолий Витальевич, генеральный директор Юридического бюро недвижимости «Усынин и Солдатенков». Мастер спорта по греко-римской борьбе. С 1996-2001 год. – генеральный директор фонда социальной защиты работников правоохранительных органов и военнослужащих «Гарантия».

 

С 2012-2013 год - директор кредитного потребительского кооператива. Инициатор развития направления «Строительных касс» в кредитной кооперации.

- Вчера прошел госсовет на тему развития строительного сектора. Что вы думаете по этому поводу? Вы предлагали развитие «Строительных касс» в кредитно-потребительской кооперации еще несколько лет назад.

А.У.: Действительно предлагал и не только в кредитной потребительской кооперации, но и в агентствах недвижимости, и строительным компаниям. В принципе идея не нова. Ее предлагал несколько лет Миронов, глава партии «Справедливая Россия». В некоторых регионах ее воплощают кредитные кооперативы, но все это капля в море. Есть интересные идеи, но есть и много извращений в этом направлении.

Так, как у меня есть опыт работы с недвижимостью, мною были сделаны предварительные расчеты и модель работы «Строительной кассы».

Три года назад, когда агентства недвижимости и строительные компании жировали им было не до этого хотя у них были финансы и они могли вложиться в развитие этого направления. Многие из них откровенно говорили, что им не интересно вкладывать в развитие свою прибыль.  Но, как говорится пока гром не грянул….

 Мне это интересно, и я всецело поддерживаю Президента на этот счет. Строительство и недвижимость на самом деле могут стать хорошей точкой роста экономики. Но у меня есть подозрения, что выполняться все это будет с большим трудом из-за нежелания чиновников.

- Почему?

А.У.: Знаете это часто бывает у людей, которые чего-то добились. Им кажется, что и так все хорошо. Еще они уповают на чудо, что нефть будет стоить 100 долларов за баррель, а еще лучше 200...

И тогда им будет еще лучше.

Я видел таких людей в спорте, в бизнесе. Судьба их в основном была плачевна.

- Мы решили попросить Вас рассказать нашим читателям о феномене тайны дружбы Путина и Ротенберга с позиции спортсмена и борца.

- Она ведь отличается от взгляда на эту дружбу простого человека? И как нам кажется читателям 1 pub.ru это будет интересно?

А.У.: Конечно отличается. И буду очень рад, если моя точка зрения будет интересна вашим читателям.

В последнее время с постоянной регулярностью вижу и слышу, как во многих СМИ недобросовестные журналисты, псевдо блогеры молодые люди которым всего, наверное, по 25-27 лет пишут и говорят о том, о чем совершенно ничего не знают.

Причем они делают это с гордостью разоблачителей и мне их очень жаль. Они ведь всего на всего инструмент с помощью которого Запад и его приспешники хотят поменять власть в нашей стране.

Уверен, что к выборам в государственную думу и выборам Президента России информационная война против Путина и его рабочего окружения будет разгораться с еще большей новой силой.

Информационные вбросы усилятся и участятся. Как патриот своей страны хочу внести свой скромный, посильный вклад в эту борьбу.

На протяжении пятнадцати лет так никто и не рассказал о дружбе Путина и Ротенберга. Что такое дружба для Путина? Мне кажется, что этот пробел надо восполнить.

Были ведь и такие, которые приписывали себе дружбу с Путиным и пытались «привязать» свою фамилию к нему в своих личных интересах.

- Хотелось бы сразу прояснить: Вы заинтересованное лицо? Вы состоите в каких-то партиях? Связаны с политикой? Являетесь государственным служащим или бюджетником?

А.У.: Нет, не состою и не являюсь. На сегодняшний день я простой малый предприниматель, как и многие. Стараюсь как-то выжить в кризис.

Просто, как-то задумался. А что могут знать о настоящей дружбе вчерашние студенты школьники без жизненного опыта? У них еще вся жизнь впереди. Как они, да и не только они. Смогут выстоять против этого вала информационных вбросов.

Для россиян уже каждую неделю придумывают страшилки, «разоблачения», зачастую перепечатывая материалы из иностранной прессы, даже не проверяя их. Смакуя.

Цель: «Главное, чтоб была сенсация». Иногда читаешь «высосанную из пальца» ересь, или подтасовку различных фактов, про то как Путин раздает своим друзьям «лакомые куски пирога за лояльность». И поражаешься тому, как пытаются манипулировать людьми.

На самом деле, это смущает очень многих. Вводит их в заблуждение. Люди начинают обсуждать на кухнях бред, который они нашли в интернете. Это подрывает доверие народа России к нашему Президенту, к власти. Оппозиционеры и Запад действуют по принципу: «Вода камень точит». Капля за каплей, слухами, дезинформацией, откровенной ложью.

Это опасно.

Помните Болотную? Помните, как людей пытались вывести на улицы?

Не надо давать провокаторам ни малейшего шанса. Особенно в сегодняшние не простые времена, когда народу надо объединяться и двигать страну вперед.

Запад оказывает на Россию колоссальное информационное давление и потакать ему в этом, мне кажется преступлением.

Людям надо рассказывать правду. Иначе образуется вакуум, который быстро заполняется различной дезинформацией, которая как ржавчина начинает разъедать мозг людей.

Давайте чаще задавать себе вопросы и рассуждать. Поставим себя на место Путина. Например, Вы стали Президентом и стали раздавать «лакомые куски пирога» своим друзьям? Направо и налево? Вы правда будете это делать?

-Думаю нет. Многие из моих друзей даже правильно распорядиться и удержать не смогут даже маленький кусочек пирога. Может быть максимум одному, двум которых бы привлек к себе на службу.

А.У.:  В отличии от этих псевдо журналистов и блогеров попробую рассказать о жизни Путина на примерах из своей спортивной жизни, так как в спортивной жизни совершенно разных спортсменов очень много общего.

- И так начнем? Вам кажется, что дружба между борцами понятна только борцам?

А.У.: Несомненно, борцам понятна дружба между борцами, как и дружба между теми, кто воевал или ходил в экспедиции. Эта дружба зависит не только от количества лет.

Дружба между борцами, действительно тайна. Даже больше, – магия. Это мистика, когда «случайно» встречаются два, а иногда три или четыре подростка и на протяжении многих лет поддерживают взаимоотношения друг с другом.

Может быть и в других видах спорта существует что-то подобное, но я об этом к сожалению, ничего не знаю.

- Вы знаете Путина лично?

А.У.: Мне не пришлось лично общаться Владимиром Владимировичем, но думаю, что через одного, двух людей я с ним знаком.

- Через борцов?

А.У.: Не только. Работая в общественном фонде приходилось общаться с различными людьми: политиками, бизнесменами, членами правительства Санкт-Петербурга, депутатами ЗакСа.

- Давайте перейдем к тайне дружбы двух борцов, дзюдоистов. Путина и Ротенберга.

А.У.: Давайте. Тайне Путина и Ротенберга уже более, чем 50 лет. И это действительно тайна. Два мальчика подростка двенадцати лет пришли тренироваться в зал борьбы и их отношения с тех пор продолжаются уже более 50 лет. Один становится Президентом России, а второй большим российским бизнесменом.

Разве так бывает?

- В чем же их тайна?

А.У.: Многим людям, это не просто понять. Но постараюсь объяснить.

У многих ли есть друзья, чьи отношения длятся 50 лет и больше? Возьмем даже не пятьдесят, а пять, десять, двадцать лет.

Представьте Вам двенадцать лет. Вы знакомитесь с одноклассником. Вы еще дети. Вы не клянетесь друг другу в верности на всю жизнь. Не думаете о том, что у вашего знакомства будет какое-то продолжение. Вы просто живете и не расстаетесь все эти годы. Ходите в школу, играете. Возможно ли это?

- Как Вы думаете? Возможно?

А.У: У многих ли есть закадычные друзья и подруги, а не просто приятели? Друзья, которые не только приходят к вам на праздники и дни рождения, но и готовые подставить свое плечо в трудную минуту, понимают вас с полу слова, а порой готовы отдать собственную жизнь или оказать помощь, несмотря ни на что.

У вас есть такой друг?

- Вы думаете, что настоящих друзей очень мало?

А.У.: Да к сожалению. Очень мало.

Для зарождения настоящей дружбы нужны условия. Феномен, тайна дружбы Путина и Ротенберга начали зарождаться 50 лет назад в борцовском зале. Представьте себе, что вы пришли тренироваться в 10- 12 лет и в вашей группе было 20-30 человек.

Таких групп может быть несколько.

Возможно образовался «поток» 60-100 человек. И с каждой неделей, месяцем, годом,- он начинает убывать. Из трех-пяти групп сначала образуется две, потом одна. К четырем-пяти годам тренировок из всех этих групп остается три, максимум пять человек.

Не знаю, как в дзюдо и самбо, но в греко - римской борьбе после первых трех месяцев тренировок обычно остается всего лишь половина. Можно назвать этот этап, испытательным сроком.

Чтобы его пройти нужны характер и воля. Нужен стержень из сплава этих двух элементов.

Это большое испытание для мальчишек.

Выдерживают его менее 50%. По разным причинам. Путин и Ротенберг, когда-то тоже прошли это испытание. И это испытание немного, но сплотило их. Они оказались в одном круге.

- Почему многие бросают борьбу? Казалось бы, борьба — это очень увлекательное занятие для ребят?

А.У.: Всегда и во всем люди видят и в основном хотят видеть только конечный результат. Хочется получить результат быстро и с минимальными усилиями.

Многие мальчишки представляют себе борьбу так: Сегодня пришел на занятие, а завтра максимум через неделю он уже умеет делать приемы. И этими приемами он побеждает своих противников в школе и на улице. В него влюбляются девочки. Он герой. Все как в боевике.

Но жизнь - не боевик. Чтобы начать делать приемы нужна база. Нужно чтобы не кружилась голова, а для этого нужно подготовить вестибулярный аппарат. Чтобы мышцы и связки держали суставы, и защищали от травм. Чтобы он мог хотя бы три минуты подряд делать приемы. За одну минуту нужно несколько раз упасть и несколько раз встать. Для этого нужно полгода, год потренироваться. Для этого нужны терпение и воля.

Для многих физическая нагрузка и лишения, особенно в наше время – огромное испытание.

Не каждый хочет подчиняться дисциплине. Терпеть и привыкать к каждодневной здоровой физической боли в мышцах, к синякам и ссадинам.

Работать на ковре с бесконечной, иногда изнуряющей, отработкой приемов. Разучиванием непонятных первое время движений. Выполняя по несколько десятков, а потом и сотен бросков в день.

Кстати здесь очень важен талант тренера. Сделать из рутины тренировок что-то интересное и захватывающее, то чтобы заставляло ребят бежать в зал несколько раз в неделю.

И, наверное, самое главное не у каждого есть цель.

- А какая цель была у Путина?

А.У.: Я читал о том, что сказал тренер Путина по этому поводу. Он сказал, что, наверное, как и большинство мальчишек Путин хотел стать сильным.

Владимир Владимирович когда-то сказал, что мальчишкой ему приходилось драться в питерских подворотнях. Некоторые журналисты из-за этого стараются прировнять Путина к городской шпане.

У меня на этот счет совершенно другая версия.

Вдумайтесь мальчишке в 11-12 лет приходилось драться. С кем? Из-за чего?

Сколько он весил тогда? Каким был его рост?

Думаю, что он не был здоровым громилой и дрались с ним не отобранные по заказу малыши.

Уличная драка даже среди подростков сама по себе опасна. Там не выбирают противника. Обычно нападает или тот, кто более сильный, или самый наглый за которым стоит толпа, или тот, кто старше и опытнее. Иногда нападает несколько человек.

Бывает, что в 10-12 лет некоторые мальчишки, чем-то отличаются от своих сверстников в школе или на улице. Они могут быть умнее, менее общительными, или отличаться по своему физическому развитию. Могут быть высокими и упитанными или наоборот невысокими и худыми. В школе и на улице, хулиганы обычно пытаются их загнобить, подчинить себе, унизить и подавить.

Наверное, помните в школе у всех были «очкарики» и «толстые».

Чтобы противостоять в одиночку нужны знания и физическая подготовка.

Возможно, что это и стало для Путина толчком пойти в борьбу, а возможно, что и наоборот. Желание стать лидером.

В борьбу приходят разные ребята. И даже те, кто были шпаной перестают быть таковыми.

Когда еще только становишься борцом, то понимаешь насколько незащищены и уязвимы твои сверстники.

Это продолжается уже много веков и до наших дней. Посмотрите сколько роликов об этом выложено на Ютуб. Мальчишки и девчонки издеваются и избивают своих одноклассников. Это обсуждают по несколько раз в год на телевидении и в прессе. Проводятся круглые столы у педагогов.

Мне каждый раз хочется дать совет тем подросткам которых бьют и издеваются, и их родителям: «Идите заниматься борьбой».

Любой.

В секцию, которая находиться ближе к вашему дому. Сейчас ей можно заниматься не только мальчишкам, но и девчонкам.

- А Вам приходилось драться?

А.У.: Конечно.   Были драки. И что тогда было самым страшным для меня это не драка один на один, а когда несколько человек на одного. Я не боялся даже старшеклассников. Ожидание того, что тебя собьют с ног и будут пинать, издеваться. Ожидание этого было настоящей пыткой.

Не было страшно ни боли, ни крови. Страшно было быть поверженным и униженным.

Иногда думал тогда об этом днем и ночью. Это и дало толчок пойти в борьбу.

Возможно, и наш Президент, будучи мальчишкой думал об этом и переживал. Это навсегда остается в памяти. И, наверное, это самая первая, главная победа. Принятие одного из главных решений. Выбор своего пути. Преодолеть себя и свой страх. Это Первая, Важная, Победа над собой. Над своими «врагами».

О которых, кстати через какое-то время забываешь, и они становятся глупыми и смешными.

Об этом опять же мало кто рассказывает, но я считаю, что это очень важно, особенно для подрастающего поколения.

До сих пор проблема избиений и угнетения в школьной среде стоит очень остро. Каждые полгода особенно острые факты попадают в СМИ. Родители обращаются в суды, в прокуратуру, в полицию, а надо всего лишь уровнять позиции «слабых» и «сильных» подростков направив «слабых» в борьбу.

- Некоторые воспринимают борцов, как сильных и не интеллектуальных людей, готовых унизить, применить насилие. Вот и сейчас борцы пытались навести порядок на Хованском кладбище.

А.У.: Знаете неоднократно видел, как интеллектуалы унижали или пытались унизить других людей, своими познаниями. Все зависит от воспитания и гибкости ума, который тоже надо развивать.

Насчет того, что было на кладбище если там были борцы и они пытались решить вопрос о плохом захоронении родственника нужно было конечно пойти другим путем.

- Хорошо. Почему именно в борьбу, а не в бокс?

А.У.: Не знаю, как выбрали борьбу Владимир Владимирович и Аркадий Романович. Но раньше часто было так, что приходил тренер в школу и записывал в секцию. Подростку в 10-12 лет тяжело сделать первый шаг особенно в неизвестную, новую среду.

Мне кажется, что борьба менее травматичный вид спорта. В ней нет нокаутов, ударов по голове, как в боксе. У меня много знакомых и друзей среди других видов единоборств. Отец был мастером спорта по боксу, и он конечно хотел отдать меня в бокс, но с боксом у меня как-то не сложилось.

Потом по крайней мере в спорткомплексе где я тренировался на подростковом уровне боксеры признавались, что побаивались борцов. Им чужды захваты, броски. Они не знали, что делать если их «прихватили» за руку.

Но, это только мое сугубо личное мнение.

- Вы считаете, что конфликты между подростками нужно обязательно разрешать дракой?

А.У.: Ни в коем случае. Здесь начинает работать психология. Идут слухи. Подросток, который тренируется, начинает меняться внешне. У него болят мышцы. Меняется внешность, походка. Он выпрямляется, разворачивается грудь. Появляется уверенность. «Враги» начинают обходить стороной. Вокруг него начинает формироваться свой круг. Потом, если все-таки найдутся те, кто все равно проявляет свою драчливость можно пригласить друзей, из борцовского зала, которые могут просто подойти к школе и показать, что он не один.

Очень сильно работает фактор сдерживания.

Не обязательно бить своего обидчика. Иногда достаточно показать, что ты изменился. Что ты тоже что-то можешь. Фантазия противника доработает все сама и он сам будет готов пойти на попятную.

- В какую борьбу? Вы выбирали? Может быть была мода на какие-то виды? Почему не самбо или дзюдо?

Путину и Ротенбергу повезло. Они стояли практически у истоков развития самбо и дзюдо в СССР. Представляю какая это была атмосфера. Потом это был Ленинград.

У меня было по-другому. Это был 1976 год. Самбо было очень популярно в те годы, а о дзюдо мальчишки в нашем провинциальном городе откуда я приехал в Ленинград тогда еще ничего не слышали.

В школу пришел тренер, как раз из зала, который находился в 30 минутах ходьбы от моего дома.

Когда о чем-то думаешь по-настоящему, мысль начинает материализовываться. Самое главное для меня было научиться защищаться и стать сильным. Мотивация была колоссальной. Если бы кто-то пригласил меня в самбо или в дзюдо, я бы пошел не раздумывая. Особого выбора не было.

- Но зачем нужно были эти противостояния, драки? Можно пожаловаться родителям или старшим друзьям, учителям? Обратиться в милицию?

А.У.: Это очень тонкий вопрос. Возможно с таких решений и начинается формирование мужчины. Личности. Вы представляете себе Путина или Ротенберга которые бы пошли жаловаться? Особенно в послевоенные годы?

У меня передо мной в 12 лет стояли точно такие же вопросы.

А в после военном Ленинграде, одна Лиговка чего тогда стоила. И в других районах, наверное, было ненамного лучше.

Может быть и думали о том, чтобы кому-то рассказать. Но как это воспримут в коллективе, ведь надо было продолжать учиться в школе? Кем будешь потом? Трусом? Доносчиком? И что могли сделать родители и милиция? Охранять целыми днями? Попугать хулиганов?

Наверняка большинству хулиганов было не страшно, они и так были на учете в детской комнате милиции. И их обходили стороной даже учителя.

Потом, наверное, каждый понимал, что может стать изгоем в классе, в школе, на улице. Со многими рядом жили. Многие были соседями. И потом характер. Не будешь всю жизнь скрываться за чужими спинами.

Переезжать в другой город?

 Прятаться?

Я до сих пор думаю, что принял правильное решение. Никому не стал жаловаться. Это было огромным испытанием для двенадцатилетнего мальчишки.

Жизнь предоставила мне огромный шанс дав такое испытание и направив меня тем самым в борьбу. «Совпало» так, что в самый трудный момент в школу пришел тренер и искал ребят в секцию борьбы и меня «записали».

- А зачем нужна борьба кроме того, что можно научиться защищаться? Потом борьба как-то пригодилась?

А.У.: Путину борьба дала возможность поступления в КГБ откуда и пошел его карьерный рост. Ротенбергу стать тренером. Мне в жизни, как и многим борцам, борьба пригодилась не раз. В устранении конфликтов между подростками и не только. В армии. В общении между людьми разных национальностей.

Даже в институт поступил благодаря борьбе, что кстати, например, в США, не знаю, как в других странах и сейчас считается нормой брать на обучение спортсменов по специальным программам.

Борьба дает очень многое. Тренера становятся примером и учителями. Появляются старшие товарищи.

Понимаешь, что уметь драться это не главное. Осознаешь свою силу и знания. Учишься контролировать себя и окружающих. Желающие подраться, чувствуя с кем придется иметь дело, обходят стороной.

Кроме тренировок был еще и быт: сборы, соревнования, спортивные лагеря. Это порядок, ответственность, жизнь в коллективе, уважение к старшим товарищам и тренерам. Очень большая школа жизни.

Даже такой предмет, как физику в институте объяснял на примерах из борьбы.

- Разве у всех мальчишек, которые идут в зал борьбы у всех такие истории? Зачем мальчишкам в 12 лет обрекать себя на такие мучения или лишать себя «нормальной» жизни?

А.У.: Причины могут быть очень разными.

Желание быть сильным и научиться защищаться, желание побеждать соперника, стать известным среди уличного, дворового, школьного окружения. Кто-то просто так или за компанию. Кто-то хочет стать военным или служить в силовых структурах. Но остаются лишь те, у кого есть характер.

Раскрою еще один секрет. Путина в КГБ взяли еще и потому что он был мастером спорта по дзюдо и самбо.

Это учитывается при поступлении в военные училища, полицию, армию.

Наверное, это основные причины, по которым мальчишки приходят в борьбу. Мало кто мечтает в 12 лет стать Олимпийским чемпионом. Кому-то это спасает жизнь. Помогает в службе.

В конце 80-х годов меня призвали на срочную службу в армию. Из Ленинграда в воинскую часть направили меня и еще одного парня. Он был выше меня. Сильнее физически. Рос без отца, с мамой и бабушкой. Был очень добрым человеком.

Его с первого дня стали заставлять: подшивать чужие подворотнички, мыть полы и делать черную работу за кого-то.

Я вмешался и пресек это.

- И все спокойно на этом закончилось?

 

А.У.: Нет. Ночью меня обещали зарезать. Пришлось не спать. Потом пришли сержанты угостили меня чаем с пирожными и предложили совместно бороться с нарушителями. В некоторых воинских частях, тогда появилась не дедовщина, а разделение по национальностям. В нашей части больше всего было выходцев одной из республик СССР. Вот тогда я столкнулся с настоящим национализмом по отношению к себе и своим сослуживцам из России, Таджикистана, Узбекистана, Белоруссии, Прибалтики. И понял каково это.

Задирали нас по каждому поводу и без повода. Борьба выручила меня в очередной раз. Не только умением защищаться, но и общаться.

 

- Общаться?

А.У.: Да-да. Общаться.

Так как борьба спорт многонациональный в СССР борьбой занимались кроме тех национальных республик, которые остались в составе России еще Армения, Грузия, Азербайджан, Таджикистан, Узбекистан. Приходилось познавать и усваивать культуру и традиции разных народов и национальностей, уважать и понимать, а иногда и использовать.

Мне это очень помогало избегать ненужных конфликтов. Но так как они все-таки были, меня перевели в другую часть в которой мне пришлось дослуживать до конца.

Потом следующий круг испытания. Выбор.

- Выбор между чем и чем?

А.У.: Между учебой и спортом. Между улицей, «друзьями» и борьбой. А иногда бывает еще каким-то кружком, спортивной секцией или музыкальной школой. Некоторые пытаются совмещать борьбу и скрипку или еще какой-то вид спорта, но это редко получается.

Приходиться выбирать, что-то одно. Обычно это происходит через год или во второй половине первого года. Отсеивается еще 25-30% и остается максимум 10-20 человек. Которые продолжают тренироваться до 17-18 лет.

Тот, кто хотел просто научиться защищаться и драться, за один год приобрели некоторые навыки и им этого хватало для того чтобы стать местным Рэмбо. Слухи о том, что он тренируется и выступает на соревнованиях, тоже играли немаловажную роль.

Тренер Путина и Ротенберга, Анатолий Семенович Рахлин говорил о том, что Ротенберг сделал в свое время выбор между гимнастикой и дзюдо в пользу борьбы. И гимнастика дала ему хорошую физическую базу.

Путин тоже выбрал дзюдо. Это было их начало жизненного пути.

Следующий этап: «Звездная» болезнь.

- «Звездная» болезнь после года тренировок?

А.У.: Путина и Ротенберга как и многих борцов не миновало и это испытание. Выигрыш на нескольких первых соревнованиях может вскружить голову так что некоторые, казалось бы, перспективные, талантливые ребята не выдерживают это испытание.

У многих из них, казалось бы, есть все: физические данные, борцовский талант, воля, характер, но «слава» и самолюбование оказываются сильнее.

Им не хватает характера. Хочется красивой, легкой жизни.

Обучение борьбе чем-то похоже на учебу в институте (университете). Разница в том, что в ВУЗе к окончанию обучения остается 90-95% студентов, а в секциях борьбы 2-3%. За те же пять лет.

Например, в нашей секции борьбы через пять лет примерно из ста человек остались только четверо. Представляете какое это сито.

Происходит естественный отбор. Повышается самооценка. Начинаешь уважать себя. Путин и Ротенберг также прошли этот отбор. Без этого не может вырасти настоящий борец.

- На какие лишения должен пойти юноша, чтобы заниматься борьбой?

А.У.: Давайте представим послевоенный Ленинград. Простую рабочую семью. Какие увлечения и соблазны могли быть в те времена у мальчишек? Улица, друзья-приятели, сигареты и т.д. Вспомните себя в 12 лет.

Смогли бы вы выдержать такой режим?

Зал борьбы в который я пришел тренироваться через три месяца закрыли и мне пришлось ездить на автобусе в новый зал на другой конец города.

Просто чтобы проснуться и добраться на тренировку три раза в неделю многим оказывалось через какое-то время не под силу.

Расскажу на своем примере так как он мало чем отличался от остальных.

В 7.30 утра мне уже надо было быть на остановке. Осень, весна - дождь. Зимой, мороз. Пальцев на руках и ногах не чувствуешь. Автобус набит людьми, как бочка с селедкой.

В 9 часов утра начало тренировки. Построение. За опоздание «банки» - били кедом 45 размера по заднему месту. Боль бог с ним было стыдно 20 человек смотрят, как тебя наказывают. Это наказание существует и в сборной страны. За всю жизнь я получил «банки» один раз.

Тренировки были очень тяжелыми, но интересными. Футболки у всех были мокрыми от пота. Взвешивались, после тренировки «сгорало» до 1 кг веса. В 11 часов окончание тренировки. Потом шли всей гурьбой пить сок или молоко, а иногда покупали батон на «троих» скидываясь по 5-10 копеек, ломали его и с удовольствием ели.

В 12 час. 30 мин. дом, обед. С 14-18 часов школа. 19 час. - ужин. 19ч.30 мин.-21час. - уроки. 22 часа 30мин. - Отбой.

Телевизор только в выходные и то если только что-то интересное. Обычно фильм а так улица друзья футбол хоккей лыжи. Или заготовка дров огород баня.

Мы с семьей жили в частном доме в пригороде, а Путин в коммуналке в бедной семье. Жизнь большинства мальчишек в 60-70-е годы мало чем отличалась. Наверное, в 60-х годах когда тренировались Путин и Ротенберг было еще тяжелее.

- Такой режим, наверное, выдержать не просто?

А.У.: Конечно не просто. Первое время для меня, да и не только для меня, было очень тяжело.

Иногда думал, что так тяжело только мне.

Понимал, что стоит только пропустить занятие, могу бросить на всегда.

Заставлял себя. Уже сложились отношения с ребятами. Было жалко с ними расставаться. Да и хотелось тренироваться. Тем более, что появились первые победы на соревнованиях.

- Вам, когда ни будь всерьез хотелось бросить тренировки и борьбу?

А.У.: Иногда накатывало. Спортивный труд изнурительный. Особенно в первый год. Было очень тяжело. Так много соблазнов: улица, велосипед, хоккей, футбол....

Но с другой стороны был огромный стимул. «Слава» шла впереди меня, как и у всех тех, у кого появляются результаты от выигранных соревнований. Местные хулиганы и шпана обходили стороной или пытались заигрывать. Приходил в школу, а там уже знали, что мной выиграны соревнования. О победах короткой строкой сообщали в местном радио и газетах. В школе вывешивали плакат с поздравлением.

Было приятно. Девчонки предлагали списывать домашнее задание даже тогда, когда мне это было не нужно. Было смешно и приятно слышать, как восторгаются мной и моими спортивными успехами.

Эта жизнь сильно отличается от жизни простого школьника. В ней много событий, много нового. Возникает чувство ответственности.

Наверняка, и Путин, и Ротенберг ощущали тоже самое.

- Как Вы думаете почему Путин в кризис не предпринимает каких-то сверх усилий чтобы восстановить экономику?

А.У.: Мы уходим от темы: «Тайны дружбы Путина и Ротенберга». Я могу только рассуждать на эту тему. Мне кажется, что сверх усилия не всегда нужны, а иногда они бывают ошибочными и всегда привлекают к себе не нужное внимание.

Может они и есть, но мы их не видим. Хотя тот же госсовет по строительству можно тоже отнести к серьезным усилиям по восстановлению экономики.

Нужны правильные стратегия и тактика. Думаю, что Путин и Ротенберг этому научились в том числе и в борьбе. Наверняка Путин выбрал стратегию и пытается ее осуществить. Он видит, как меняется ситуация в России и мире.

Философия дзюдо включает в себя использование инерции и ошибок противника, больше чем другие виды спорта.

Недавно услышал в одном интервью высказывание известного либерального экономиста, о том что Путин принимает решения, как дзюдоист, а их надо принимать, как шахматист.

- Вы не согласны с этим?

А.У.: Не согласен. Понимаю почему именно фразу он сказал. Во-первых, почему это было сказано?

 Это чистый популизм. Аудитория передачи-интеллигенция и игра в шахматы более известна этим людям. Вряд ли большинство из них когда-либо боролись.

Во-вторых, нужно принимать решения так, как лучше умеешь это делать. Если ты не шахматист, то принимать решения, как шахматист просто глупо.

- Можете привести пример?

А.У.: Попытаюсь объяснить это на собственном примере из соревнований.

Больше всего мне запомнились два соревнования. Первое, когда приходилось бороться после болезни. Это были отборочные соревнования по юношам к первенству СССР.

Тренер уговорил меня поехать на соревнования. Я тогда сильно переболел гриппом, но поехал.

Кстати в такой ситуации наверняка приходилось быть и Путину, и Ротенбергу так как многим борцам иногда приходиться участвовать в соревнованиях больными или травмированными.

Первый день прекратилась температура, а я был уже в поезде. Смутно помню эти соревнования. Все было, как в тумане. Боролся на автопилоте. Выигрывал одну схватку за другой, подходили какие-то тренера.

Не помню, что отвечал. Помню, что увидел известный мне бросок, который я делал, но в другом исполнении. И стал его делать, как увидел. Казалось бы, полное дилетантство. Без подготовки, без отработки – применить незнакомый прием на ответственных соревнованиях. Он показался мне очень эффективным и позволял закончить схватку досрочно за 1-2 минуты. Получалось быстро и всегда чистая победа. Что мне и требовалось. Было эффектно и легко. Но, как раз сверх усилий не было видно.

Шесть минут схватки мне было просто физически не выстоять. И эта тактика мне помогла.

Было одно желание, чтобы все это быстрее закончилось. Старался быстрее закончить и уйти отдыхать.

- И какой результат?

А.У.: В итоге третье место. Что было просто фантастикой для меня не то что в состоянии болезни, а и в хорошей физической форме.

Состояние болезни, сравнимое с кризисом, подтолкнуло меня принять и осуществить правильное решение.

- Да интересное решение.

А.У.: Вторые соревнования уже по взрослым. Ленинград. Кубок Краевского. Моя спортивная карьера была закончена 5 лет назад, борцовки были «повешены на гвоздь», ни одного занятия в спортивном зале за эти пять лет.

Звонок тренера.

- Выручай. Никого нет в весе.

«Пороха» еще хватало. Утром был на взвешивании. Никакой цели, кроме того, чтобы просто выйти на ковер и «выстоять». Не проиграть с большим позором. Видя меня многие это понимали.

Но вот схватка с моим бывшим соперником. Офицером, бывшим курсантом Военного Института Физкультуры, тренером которого был ныне ушедший от нас прославленный Олимпийский чемпион Анатолий Рощин.

До этого, дважды я проигрывал ему. Старался быть активным, но мне всегда не хватало физической силы.

На этот раз, решил сменить тактику. Не проявлять активность, т.к. на активность меня бы ни хватило.

За всю схватку он не смог мне провести ни одного приема ни в стойке, ни в партере. Я же, когда его на последней минуте схватки поставили в партер за неактивное ведение борьбы, сделал ему прием и заработал один бал. Счет схватки был 1:0.

И тоже никаких сверх усилий.

Два этих примера показывают, что не всегда надо быть активным и проявлять сверх усилия.

- Что общего между этими примерами и кризисом?

А.У.: В кризис состояние экономики сравнимо с состоянием больного, ослабленного человека. И если такой человек будет делать какие-то сверх усилия он может подорвать свое здоровье, получить осложнение. То же самое и со страной. Это большой риск, на который можно пойти лишь в исключительных случаях или имея четкую стратегию. Ведь многие призывают печатать деньги. Использовать деньги фонда благосостояния. А если они закончатся? И ничего не получиться? Что потом?

Понятно, что многие ждут каких-то срочных сверх усилий.  Будто страна — это автомобиль который застрял в грязи и нужно всем собраться и толкать его, но ведь можно подложить под колесо камень или доску, и она сама выедет. Важен подход.

Если бы я на ковре предпринял в те моменты сверх усилия, то точно бы проиграл и сильно подорвал свое здоровье.

Нужна правильная тактика. Правильные технологии и инструменты. Планомерная работа без суеты и трезвый расчет.

- Как вы считаете Президент контролирует ситуацию?

А.У.: Безусловно. Не зря многие говорят о ручном режиме управления. Многие критикуют Президента за это, но часто это критика сводиться к тому, что тем или иным просто не дают порулить. А они хотят, им этого очень хочется.

Знаете, наверное, он бы он не прочь отказаться от ручного управления. Ведь так намного легче? Правда? Но что-то ему не дает.

Частью этого контроля, как ни странно являются старые друзья, которым он доверяет, и они берут на себя какую-либо зону ответственности.

Не раз обсуждалось, что работать Президентом не просто, для этого нужна своя команда. Не просто точки опоры, а точки, которые еще бы и двигали определенные сегменты экономики и политики. Те, кто не будет ставить палки в колеса, тешить свои амбиции, а если надо, то и отодвинет в сторону свои личные интересы.

Если сравнивать со спортом. Это как подготовительный цикл к олимпийским играм. Все в команде работают на одного спортсмена. На самого перспективного, на того, кто может стать Олимпийским чемпионом.

Так и все друзья Путина работают на него.

К примеру мост к Крыму. Разве можно доверить такой проект кому попало? Почему его строительством занимается Ротенберг? Потому, что это очень ответственный как политически, так и экономически объект. Весь мир смотрит на то справиться ли Россия. Его ждут жители Крыма. Эта стройка очень важна.

- А Вас кто-то привлекал в свои проекты?

А.У.: Конечно. Еще со студенческих лет. Наша команда в полном составе поступила в технический вуз. Первым был наш декан, который назначал борцов на разные должности, а потом и вовсе сказал, что мы должны «идти» в науку так как ее надо двигать.

И вы «пошли» в науку?

Мы думали - это шутка.

Мы были старостами групп. Организовывали различные дежурства. Были бригадирами в стройотрядах. У нас это хорошо получалось.

Нужны менеджеры – сказал декан. В науке застой. Гениев и отличников много, но в основном попадая на работу они просто протирают штаны. Нужны управленцы. Нужны люди, которые принимают решения. Нужны те, кто будет ее двигать.

Особенно на руководство института произвело впечатление наша работа в стройотряде.

Оказалось, что часть студентов ехала не на работу в строй отряде, а на скупку дефицитных в то время: футболок, кроссовок, джинсов и прочих иностранных вещей, а кто-то и валюты. При этом никто из них, как позже выяснилось не хотел расставаться с зарплатой.

За стройотрядом закрепили фронт работ, и мы должны были его выполнить, при этом не плохо заработать.

И вот начинается работа, а части отряда не найти. Студенты «вышли на охоту» на финских рабочих. Как оказалось, позже часть студентов были фарцовщиками, они были в активе комсомольской организации, отличники, знали финский и английский язык.

Как выполнить план, когда почти половина студентов ударилась в спекуляцию?

Обращаюсь к руководству стройотряда, а мне отвечают, что для решения этой проблемы меня и взяли в строй отряд.

Пришлось разобраться, что за студенты у меня работают, какая система оплаты, как закрывают наряды и в чьих руках находятся деньги. Договорился, что буду вместе с мастером закрывать наряды и все деньги на бригаду буду получать лично, а потом выдавать студентам. Я учился на втором курсе.

Как мне пришли эти мысли в голову? Уму не постижимо.

Вечером провел собрание и предложил ввести систему оплаты с учетом коэффициента трудового участия. Многие пытались бойкотировать, но я стоял на своем.

Утром почти все вышли на работу. Многие бросили фарцовку и работали до конца срока, но осталась небольшая часть студентов, которая пыталась угрожать, подкупать, уговаривать.

Я стоял на своем.

После окончания работ произвел со всеми расчет... и меня вызвали к декану. Декан убеждал меня заплатить всем поровну, а иначе меня исключат из комсомола и из института.

Я попросил время подумать, но на следующий день мне сообщили, что я сделал все правильно.

После этого было еще очень много подобных случаев, но этот был одним из первых и поэтому запомнился особенно ярко.

Начиналась «Перестройка».

Кто-то пошел в бизнес, кто-то продолжил спортивную карьеру, кто-то стал известным тренером. Каждый как-то реализовал себя.

Тогда мы сделали вывод, что мы умеем не только бороться, что мы нужны, что у нас есть качества организаторов и управленцев.

Конечно под эту модель подходят не все борцы и спортсмены, но посмотрите сколько известных и не очень известных спортсменов добились успеха.

Спорт организует.

Меня приглашали участвовать в различных проектах. Приходилось организовывать розничную торговлю, проводить сделки с недвижимостью, участвовать в избирательных компаниях в качестве помощника кандидатов, заниматься общественной работой в фонде и многое другое.

-Вы достигли больших успехов?

А.У.: Для каждого успех соизмеряется по-разному.

Самый главный успех и пример для борцов и спортсменов это конечно Владимир Владимирович Путин. Который стал главным Управленцем России.

Привлечение друзей является для Путина методом контроля?

А.У.: Конечно это один из методов контроля. Привлечение друзей и соратников, скорее передоверие какого-то участка деятельности, людям, проверенных временем. Ротенберг оказался привлеченным на одни из самых крупных проектов. Потому, что он прошел проверку временем, трудом, взаимоотношениями.

Некоторые недоумевают почему Ротенберг получает крупные, ответственные подряды вне конкурсов. Почему он получает их по распоряжению Правительства?

Все очень просто. Он не подводит Путина. Он принимает на себя ответственность.

- Как выяснить подведет вас человек или нет?

А.У.: Все начинается с мелочей. Опоздание. Не обязательность. Не выполнение договоренностей.

-Как Путин реагирует на невыполнение обязательств?

А.У.: Мне кажется, что он этим был в начале поражен. В нем эта культура воспитывалась десятилетиями. Теперь видно, что он относиться к этому спокойно. В моей голове не укладывается, как можно не оправдать доверие Президента или делать за его спиной что-то противоправное. При этом вижу, как многие пытаются создать видимость преданности, а на самом деле их задачи совершенно другие.

-Как Путин отбирает наиболее преданных людей?

А.У.: За годы жизни человек «выставляет» определенные фильтры для окружающих. Некие негласные требования. И смотрит, как окружающие на них реагируют. Это приходиться делать и сужать круг. Разделить его на друзей, приятелей и знакомых. Мне кажется, что эта система работает том числе и у Путина.

Во время занятий борьбой Путин и Ротенберг еще будучи мальчишками уже понемногу начали выставлять друг для друга такие фильтры. Опять же тренер Путина и Ротенберга рассказывал, что ребята в детстве не особо дружили. Дружба появилась в более старшем возрасте.

Они очень долгое время проверяли друг друга, присматривались.

Наверняка были вместе в спортивных лагерях, ездили на спортивные сборы. Проживали в гостиницах и ожидали поезда и самолеты на вокзалах и в аэропортах. А это и быт, и какие-то финансовые отношения. Тем более, что их семьи были с разным доходом. Отец Ротенберга был директором завода, а родители Путина были простыми рабочими.

Совместный отдых, учеба и многое другое. Иногда так много времени вместе не проводят даже родные братья. Они должны были поддерживать друг друга, уступать друг другу, иначе бы их отношения не продлились так долго. У них должно было быть очень много общего.

- Как Вы думаете какие требования Путин выставлял своим друзьям? Выставлял ли он их Ротенбергу?

А.У.: После того, как он стал президентом или до того?

- А есть какая-то разница?

А.У.: Конечно. Я поражаюсь, когда журналисты обсуждают и осуждают Путина за то, что он «опоздал» на какое-то мероприятие на час или на два. Все это обсуждается со смаком, приравнивая Президента, который отвечает за всю страну, а иногда и за другие страны, к простому человеку.

А если у него незапланированное срочное совещание с военными, в связи с угрозой нашей стране? Или срочные международные телефонные переговоры с Президентом другой страны?

Журналисты куда-то опаздывают? Кто-то из ожидающих высказывает претензии?

Все это нагнетается специально или делается от небольшого ума.

Мне, например, мой друг, предлагая участие в бизнесе предложил прекратить нашу дружбу, чтобы не было никаких сантиментов. И я с этим согласился. Правда наша дружба так и не закончилась, но я понимал, что, если я подведу его она закончиться.

Возможно у Путина и Ротенберга тоже состоялся подобный разговор.

Возможно хорошо зная друг друга они договорились о том, что Путин никогда не будет давать никаких скидок Ротенбергу так как доверяет ему больше других.

Мужская дружба может быть и такой.

Для простых людей эти фильтры, казалось бы, очень просты.

Не опаздывать, не предавать, не воровать и не обманывать.

Казалось бы, все очень просто, но обычные люди их в основном не выполняют или выполняют избирательно.

Как Вам кажется по каким критериям Путин определяет кого и на какую должность назначить?

А.У.: Да, очень много пишут и обсуждают о том, кого и на какую должность Путин назначает. И мало кто отвечает на вопрос почему Президент назначил того или другого человека на должность в правительство или губернатором.

Все просто. Человек прошел через фильтры и показал свой профессионализм. Я уверен, что фильтры намного важнее профессионализма и отношения к отрасли или направлению, главное, чтобы он был обучаем.

Кто-то говорит, что как же так надо использовать демократические принципы. Это не демократично.

А кого назначать? Кто экстравагантнее? Того, кто много обещает? Того, кто умнее?

А он справиться с ответственностью и готов ли он к ней? Он не будет воровать?

Практика показывает, что это не так.

- Путин патриот России?

А.У: Да. Если бы он не был патриотом он бы не вел себя так как ведет сейчас. Во-первых, он родился после войны, и его семья понесла потери. Во-вторых, многие борцы патриоты и он один из них. Президент — борец. Патриотизм в спортсменах закладывается с первых соревнований. Мы защищали честь своего города, региона, страны. На каждых соревнованиях поднимаясь на пьедестал под гимн тогда еще СССР и мы были горды этим.

- На днях бизнес- омбудсмен Титов сказал, что правительство «опустило руки» и все согласились со сложившейся ситуацией в экономике. Путин тоже «опустил руки»?

А.У: Нет, Путин не опустил руки. И в принципе я не помню момента, чтобы он когда-то их опускал. Видите, он и сейчас пытается поставить на ноги и укрепить экономику страны, возрождая строительную отрасль. Налаживает сотрудничество с АСИАН, с ЕвроЗЭС. Договорился о сотрудничестве с Японией.

- Вы слышали о том, что в Государственную думу собирается баллотироваться несколько моделей? Как Вы к этому относитесь?

А.У:  Думаю, что те партии в которых появятся депутаты – модели сделают большое приобретение и доверие к ним избирателей возрастет многократно. В этой шутке, сермяжная правда. В кризис такие шаги могут оказать очень плохую услугу и партиям, и Госдуме в целом. 

Автор: 
1Pyb